Публикации - Петербург Eвангельский

Проект
"Страницы истории"
посвящён изучению истории
Евангельских христиан России
Перейти к контенту

Мифы и факты относительно съезда 1884

Петербург Eвангельский
Опубликовано вход Исторические ляпы ·
Tags: Историческиеляпы
 
Санкт-Петербургский съезд евангельских верующих 1884 года: мифы, факты, уроки
 
 
Существующие книги и статьи по истории евангельского движения в России содержат значительное количество существенных ошибок и возвышенных мифов в отношении Санкт-Петербургского съезда евангельских верующих 1884 года.
 
В этой связи в данной работе автор решал три задачи:
 
1. восстановить точную картину съезда на основании использования массива первичных источников;
 
2. на их основе устранить распространенные в историографии съезда ошибки и мифы;
 
3. попытаться извлечь из событий съезда исторические уроки.
 
 
Определения
 
Евангельские верующие – термин, объединяющий молокан, штундистов, баптистов, братских меннонитов, пашковцев и другие близкие им группы христиан.
 
Евангельские христиане (ЕХ), или пашковцы – конкретный союз христиан с центром в Санкт-Петербурге (СПб).
 
Миф – недостоверный рассказ; вымысел.
 
Факт – то, что действительно произошло; то, что соответствует действительности.
 
 
Новизна и значимость работы
 
Для решения поставленных задач автором был накоплен и исследован значительный массив информации о съезде, принято во внимание свыше 40 источников, в том числе привлечены новые первоисточники (письма участников съезда В.А.Пашкову из Архива Пашкова (АП); журнал «Беседа» за 1890 год с воспоминаниями В.Г.Павлова и др.).
 
Это позволило уточнить во многих моментах картину съезда, и на этой базе устранить распространенные в историографии съезда ошибки и мифы, а также ввести в научный оборот некоторые новые исторические сведения.
 
 
Идея и подготовка съезда
 
Уже в 1882 году руководитель петербургских ЕХ В.Пашков вынашивал идею проведения всероссийского съезда евангельских церквей всех направлений (Братский вестник, № 1, 1948).
 
20 октября 1883 года В.Пашковым была начата переписка с Я.Деляковым, З.Захаровым и другими братьями с целью составления списков верующих для последующей рассылки приглашений на съезд (АП, 2/8/30, 2/8/32).
 
.
 
В марте 1884 года В.А.Пашковым и М. М. Корфом было написано и разослано в адрес штундистов, баптистов, молокан и других братьев циркулярное письмо-воззвание с приглашением прибыть на съезд в СПб к 1 апреля (Корф, с.180).
 
 
Цели съезда
 
Высокая духовная цель съезда, его главный вопрос – осуществление единства всех евангельских верующих России, заповеданное Иисусом Христом в Его Первосвященнической молитве (Ин.17). Эта цель была ясно обозначена в упомянутом циркулярном письме (Сведения о секте пашковцев, с.25-26).
 
В.Г.Павлов пишет о цели съезда как соединении всех верующих в Вечере Господней, несмотря на наличие разных взглядов (Павлов В. Автобиография).
 
Была и более скромная, но лучше достижимая цель, ее можно назвать рабочей, о которой М.М.Корф написал в своих воспоминаниях: «В марте месяце 1884 года Господь положил на сердце полковнику Пашкову созвать верующих, чтобы они познакомились и могли совместно работать» (Корф, с.180). Отсюда следует, что съезду предстояло обсудить перспективы дальнейшего развития дела Божьего в России (Братский вестник, 1946, № 2).
 
Современные исследователи предлагают следующее понимание целей съезда. Кузнецова и Николс пишут, что Пашков и Корф имели три цели конференции:
 
1. укрепить объединяющие связи;
 
2. углубить понимание Библии;
 
3. сделать акцент на концепции братства без создания деноминационной однородности (Кузнецова, с.206; Николс, с.122).
 
Коррадо пишет, что целью съезда было объединить различные группы верующих на базе общих доктринальных утверждений, или параграфов, сформулированных равно приемлемо для всех (Коррадо, с.146).
 
Отсюда шесть вероучительных параграфов предполагалось огласить на съезде и утвердить в качестве общего символа веры. Их сформулировали накануне съезда пять уважаемых и влиятельных братьев (составивших своего рода оргкомитет съезда): представитель Открытых Братьев Фридрих Вильгельм Бедекер, пресвитерианин Яков Деляков, баптист Иван Каргель, петербургские верующие Василий Пашков и Модест Корф. Корф писал, что поскольку братья принадлежали к разным церковным объединениям, но в этих вопросах были совершенно единомысленны, то верили, что и приезжие братья беспрекословно примут эти параграфы (Корф, с.181-182).
 
 
 
 
Состав участников
 
Циркулярное письмо было разослано с молитвою штундистам, баптистам, меннонитам, молоканам, евангельским христианам (захаровцам). Вскоре были получены утвердительные ответы, и к 1 апрелю братья из разных частей Российской империи прибыли в Петербург (Корф М., с.181; Хейер, с.144).
 
Кроме упомянутых организаторов, в съезде приняли участие многие видные деятели евангельского движения: Зиновий Захаров, Василий Павлов, Егор Богданов, Иван Рябошапка, Михаил Ратушный, Василий Колодин, Федор Балихин, российские немцы Мартин Кальвейт, Иоганн Вилер, англичанин Реджинальд Радклиф, швед Нильс Хёйер, американец Истен и многие другие лица.
 
 
Временные рамки съезда
 
Съезд продолжался с 1 по 6 апреля 1884 года и был прерван вмешательством полиции. 8 апреля в праздник Пасхи делегаты были высланы из Петербурга по домам.
 
В историографии съезда в вопросе, как закончился съезд, царит некоторая путаница. Она вызвана тем, что основной первоисточник Записная книжка Павлова, отразила хронику съезда не до конца. Книжка была изъята у Павлова при обыске 5 апреля. Неясность дальнейших событий породила ряд мифов, о которых будет сказано ниже, а для прояснения ситуации нам необходимо познакомиться с малоизвестными свидетельствами участников съезда.
 
Согласно воспоминаниям Павлова:
 
«Когда мы однажды возвратились в свою гостиницу на Выборгской стороне, то увидели, что наши номера атакованы полицией, которая отворила двери, раскрыла наши чемоданы и производила обыск. Когда мы явились, то полиция обыскала и нас и арестовала (прим. авт. – это было 5 апреля). Сначала нас 13 человек, одних русских, отвели в участок, а потом отправили в Казанскую часть в тайную полицию, где нас подвергли, каждого поодиночке, допросу и мы провели там ночь. По снятии допроса, утром выпустили на свободу, и мы имели возможность собраться еще один вечер. Потом снова арестовали (прим.авт. – вечером 6 апреля). На первый день Пасхи (прим. авт. – 8 апреля) явился к нам г<осподин> градоначальник и поздравил нас с праздником Воскресения Христова. В Святое воскресенье нам, несмотря на все наши просьбы, приказано было выехать. Вскоре жандарм проводил нас на вокзал, взял с нас деньги, и купил каждому билет до места его жительства. Он наблюдал за нами, пока мы не сели в поезд и не тронулся поезд.  Повод к обвинению был вымышлен: будто в гостинице, где мы остановились, найден был типографский шрифт, что послужило благовидным предлогом к обыску» (Павлов В.Г. Воспоминания ссыльного, с.197-198).
 
Другими важными первоисточниками являются письма участников съезда, написанные по свежим следам событий. Василий Колодин писал Пашкову 26 апреля 1884 года из села Ново-Васильевки:
 
«Когда нас забрали и привезли в сыскную полицию, это было очень рано в воскресенье (прим. авт. – 8 апреля), долго мы дожидались решения. Наконец, пришел генерал Путилин и говорит: «Ну, господа, вы должны сегодня выехать». Мы начали его просить, чтобы нам провести этот день на месте, а он говорит нам: «Господа, надо мною есть высшее начальство, и приказали мне вас выслать, поэтому я ничего не могу вам иначе сделать». (…) Потом напоили нас чаем и проводили нас на вокзал двое полицейских, и так строго, что даже билеты нам брал какой-то начальник, и затем привели нас в вагон, дали нам места, и эти полицейские до тех пор стояли около вагона, пока поезд не тронулся. И затем мы благополучно прибыли в Москву» (АП, 2/2/596).
 
Яков Деляков писал петербургским братьям и сестрам из Москвы 11 апреля 1884 года:
 
«Общение Ваше с братьями в прошлую неделю, остается незабвенно. Хотя неожиданная разлука с Вами была печалью; а с другой стороны, мы должны утешаться тем, что не имеем сомнения, что это было по дозволению Отца нашего, Который безмерно любит нас, и всё соделает ко благу нашему. Нам всем надо более сожалеть и молиться о тех несчастных, которые по неведению своему идут против воли Господа, препятствуя нам соединяться вместе пред лицом Господним, молиться о Его церкви и о благоденствии Государя и России. Для меня больше сделалось скорбно, что некоторые из братьев скоро согласились на объявление генерала в воскресный день выехать из Петербурга. Сколько я уговаривал: или давайте накрепко просить оставить нас здесь до завтра, мне отвечали: все равно, оставаться в полиции или ехать. По-моему, в этом ошиблись братья. Хотя это причинило боль моему сердцу, но опять успокоился, думая: и это Господь сделает ко благу избранных своих» (АП, 2/8/34).
 
 
Вопросы, нашедшие согласие
 
В следующих вопросах делегаты съезда были единодушны:
 
1. что к телу, или Церкви Христовой, принадлежат те, которые имеют во Христе Иисусе искупление кровью Его (Еф. 1:7) и прощение грехов;
 
2. вопросы миссии — каждый должен работать с целью распространения Царствия Божия;
 
3. следует созывать местные съезды, подобно нынешнему, в разных частях России, верующих, принадлежащих к различным церквам с целью объединения всех членов тела Христова воедино.
 
 
Полемические вопросы
 
Вечеря Господня. В воскресенье 1 апреля все собрались для богослужения в доме княгини Ливен. Баптисты присутствовали при преломлении хлеба, но не участвовали в нем.
 
Так уже в первый день стало ясно, что широкий открытый взгляд организаторов съезда на единство по предварительно согласованным доктринам не разделяется всеми делегатами.
 
 
Крещение. Баптист Павлов писал: «Что касается цели конференции – достижения единства, то после всех переговоров выяснилось, что хотя мы все согласны в главных основных догматах христианства, но к осуществлению внешнего, видимого единства преградой служит крещение, на которое взгляды оказались различными до противоположности. Нужно правду сказать, что и этот пункт не помешал бы некоторому внешнему единству, если бы баптисты могли сделать уступки, ибо крестящие детей соглашались допустить баптистов к участию в вечере Господней, но баптисты не соглашались допускать к тому же крещеных не по личному исповеданию веры, почитая их некрещеными» (прим. авт. – под «крестящими детей» имеются ввиду пашковцы, которые допускали к причастию наравне с крещеными по личной вере и тех верующих, которые были крещены только в младенчестве в православной церкви) («Беседа», октябрь 1890, № 5).
 
 
Другие полемические вопросы. Должны ли проповедники Евангелия трудиться своими руками или находиться на содержании миссии?
 
Англичанин Радклиф настойчиво выступил за то, чтобы миссионеры трудились своими руками. По его мнению, германские и английские христиане сделали ошибку, отпуская содержание пресвитерам. Он выступил также за то, чтобы женщинам не разрешалось проповедовать в церкви.
 
Однако возобладала точка зрения, что проповедников нужно поддерживать материально, а также допускать до проповеди одаренных сестер (Мицкевич, с.105; Каретникова, с.43).
 
 
Последствия съезда
 
Несмотря на то, что Петербургский съезд 1884 года был преждевременно прерван вмешательством полиции, он явился важной вехой в истории евангельского движения в России. Доказательством этому служит то, что он оказал серьезное влияние на многие стороны жизни евангельских верующих России и имел целый ряд последствий.
 
 
Богословские последствия. Хотя цель съезда – соединение всех евангельских верующих в Вечере Господней, при разных богословских взглядах, не была достигнута, тем не менее, съезд помог выяснить, в чем же состоят эти различия в убеждениях. Таким образом, определились препятствия на пути к единству, над преодолением которых братьям предстояло совместно работать.
 
 
Гонения на верующих. Съезд побудил обер-прокурора Св. Синода Победоносцева обратиться с подробным отчетом к Императору Александру III, в котором он обосновал необходимость решительных и строжайших мер против движения пашковцев (Сведения о секте пашковцев, с.10-22; Корф, с.180-184). Съезд был расценен властями как революционный акт, направленный на подрыв православия (Николс, с.123).
 
24 мая 1884 года последовало закрытие «Общества поощрения духовно-нравственного чтения», посредством которого пашковцы печатали и распространяли Св. Писание и духовную литературу (Корф, с.184). После закрытия Общества Пашкову было предъявлено требо­вание прекратить распространение Евангелий и религиозно-нравственных брошюр, но он отказался дать такую подписку.
 
Тогда по решению Особого совещания, В.А.Пашков и М.М.Корф были изгнаны из пределов России. Остальные ЕХ — граф А.П.Бобринский, Е.И.Черткова, кн. В.Ф.Гагарина, Н.П.Зиновьев, Н.Ф.фон Крузе — были отданы под надзор полиции. Огромную роль в этом сыграл Победоносцев (Половцов, т.1, с.510).
 
Все собрания пашковцев были запрещены (Корф, с.184). Циркулярно всем епископам, а также губернаторам было поручено проявлять бдительность и пресекать распространение у себя учения Пашкова (Хейер, с.145).
 
Все эти репрессивные меры явились реакцией властей на прошедший съезд, однако они не смогли достичь своей цели остановить евангельское движение в России.
 
 
Расширение дела Божьего. Меннонит Иоганн Вилер писал, что в результате Петербургского съезда все братья возымели упование на Господа, что дело Господне должно получить новый толчок, и должна наступить новая эра для более согласованных миссионерских действий.
 
Верующие на съезде договорились о более частых встречах (Хейер, с.144). Не прошло и месяца, как это решение воплотилось в жизнь. В конце апреля 1884 года состоялся еще один съезд — в Ново-Васильевке. Это событие видится как прямое продолжение начатого в СПб процесса. Участники Петербургского съезда Вилер и Каргель (председатель и товарищ председателя съезда в Ново-Васильевке) собрали снова часть его участников, а также и других активных братьев Кавказа и юга Украины, для организации миссионерского труда на пространстве Российской империи. Делегаты благодарили Петербургскую церковь за значительные пожертвования на дело миссии.
 
Съезд в Ново-Васильевке стал впоследствии рассматриваться Союзом русских баптистов как учредительный съезд этой деноминации (Николс, с.124). В последующем съезды русских баптистов проходили регулярно, кроме периодов суровых гонений, когда проводить съезды не представлялось возможным.
 
Петербургские верующие осуществляли финансовую поддержку касс Миссионерских комитетов, поддержку служения братьев, и, несмотря на запрет, собрания в СПб продолжались в особняке Ливен и в других местах по частным квартирам (Ливен, с.68; Корф, с.188).
 
Отмечая рост дела Божьего, Корф писал: «Весть о высылке Пашкова и меня очень быстро распространилась в России. Когда дорогие братья в разных губерниях об этом узнали, они решили, что нас нужно заменить. Нам сообщили, что на место старших братьев Пашкова и Корфа выбрано семнадцать других, которые должны взять на себя нашу работу во всех общинах, не только в Петербурге» (Корф, с.188-189).
 
Очевидно, что возникшие на съезде братские связи способствовали совместному духовному труду и развитию евангельского движения в России.
 
 
Жажда и сила единства. Съезд и последующие гонения сблизили верующих между собою, усилили в них жажду единства (Мицкевич, с.105). Возникла вера в то, что оно достижимо, и что в единении – сила.
 
Есть точка зрения, что короткое время под арестом в СПб, где молокане, штундисты и баптисты вместе страдали за веру, послужило делу единства едва ли не больше, чем съезд, созванный для этой цели (Коррадо, с.148).
 
Во всяком случае, несмотря на богословские разногласия, после съезда в верующих поддерживался дух братолюбия, служивший предзнаменованием будущего объединения евангельских течений в одну семью. Доктринальные различия не препятствовали баптистам получать от пашковцев литературу и финансовую помощь (Кузнецова, с.205).
 
Председатель ВСЕХБ Я.И.Жидков отмечал три основных этапа, которые двигали вперед дело единства евангельских верующих в России:
 
1. съезд 1884 года в СПб;
 
2. объединенный съезд ЕХ и баптистов 1920 года в Москве, провозгласивший объединение двух союзов состоявшимся (правда, человеческий фактор не позволил тогда довести дело единства до конца);
 
3. совещание 1944 года в Москве, которое и решило положительно вопрос единства (Братский вестник, 1955, № 1). Это объединение ЕХ и баптистов в один союз явилось закономерным итогом и результатом усилий нескольких поколений евангельских верующих.
 
 
Влияние съезда на участников. Представители разных евангельских течений получили возможность узнать друг друга. Так выдающиеся руководители севера и юга Пашков и Павлов впервые встретились и познакомились именно на Петербургском съезде. Без сомнения, съезд положительно повлиял на его участников, что видно из следующих примеров.
 
Пашков. Изгнание Пашкова из России не остановило его миссии по евангелизации России. Он вел из-за границы огромную переписку (его адресатами были Павлов, Рябошапка, Ратушный, Деляков и многие др.), финансово поддерживал служение Каргеля, Вилера и др., занимался заступнической деятельностью. Съезд не разорвал связи, а укрепил их, и на личном уровне они хорошо работали в последующие годы (Кузнецова, с.210).
 
Павлов. Для него картина евангельского братства, когда за одним столом мужик сидел рядом с графом, и знатные дамы служили простым братьям, осталась самым светлым воспоминанием в его жизни (Павлов В. Автобиография). Его оценка съезда была следующей: «Хотя съезд вынужден был закончиться раньше, чем следовало, он все-таки не остался безрезультатным. Мысль об единстве, несомненно, сделалась ближе сердцам русских верующих и связь не формальная, а духовная все время существовала и не прекращалась».
 
Корф вспоминал, что когда прения о крещении приняли острый характер, один брат-англичанин (прим. авт. – это был Радклиф) сказал: «Братья, на колени! Наше единство во Христе. Он есть мир наш. Он – жизнь наша, воздадим Ему честь и славу». Далее Корф пишет:
 
«Мы все преклонили наши колени, и горячие молитвы поднялись к престолу Божиему. Это были молитвы преклонения и покаяния, мы сознались, что мы еще недостаточно находимся во Христе и Духа его угашаем. Когда мы поднялись с молитвы, всеобщая радость царила среди собранных мы чувствовали единство Тела Христова, в котором прекращается спор о крещении. Это происшествие я не забуду никогда в жизни. Это было для меня уроком на всю жизнь. Не в одинаковом понимании догмы мы должны искать единство, но в духе и истине, который познают христиане во Христе. Да научимся мы в Нем пребывать и любить друг друга так, как Он всех любит».
 
Заимствуя у апостола Павла образ человеческого организма (членов много, а тело одно), Корф пишет: «Внутреннее сердечное единство не зависит от разности в познании, которая всегда будет у детей Божиих, но оно там, где дети Божии считают себя умершими для разделения и где они поднимаются выше всех человеческих мнений» (Корф, с.182-184). Так Корф пришел к более глубокому – духовному пониманию единства верующих.
 
Мы видим, что съезд способствовал духовному росту его участников
 
 
Мифы и факты в исторической науке
 
Теперь, восстановив, насколько было возможно, на основании доступных первоисточников, точную картину съезда 1884 года, займемся устранением распространенных в историографии съезда ошибок и мифов. Но сначала не будет лишним сказать, почему автор считает важной эту часть работы.
 
Дело в том, что в исторической науке мифы часто являются устоявшимися ошибками и воспринимаются коллективным сознанием как приятные сведения, к которым привыкают, после чего они перестают восприниматься критично и не подвергаются проверке на достоверность. Более того, иные мифы могут быть выгодны из корпоративных соображений, и тогда их охотно воспроизводят, от многократного повторения в них начинают верить, и в этом случае они приобретают возвышенный характер. Но от этого они не перестают быть неправдой!
 
В других случаях ошибки исторических исследований могут быть вызваны недостаточным количеством собранной информации, нехваткой источников, невнимательностью исследователя и даже небрежным отношением к делу. Последнее особенно неприятно, поскольку проклят, кто дело Господне делает небрежно (Иер. 48:10).
 
Какова бы ни была причина ошибок и мифов, всякая неправда есть грех (1Ин. 5:17). К тому же любая ошибка не проясняет, а запутывает картину прошлого. Серия ошибок ведет к тому, что другой исследователь не может продолжить движение с того места, где труд его коллеги был остановлен, а вынужден возвращаться назад и разгребать возникшие завалы, отделяя правду от вымысла и распутывая клубки противоречий.
 
Историки, как и представители других специальностей, призваны «стоять за честь мундира», то есть, за аккуратность и точность своих исторических исследований и производить работу над своими корпоративными ошибками, ибо мы не сильны против истины, но сильны за истину (2Кор. 13:8).
 
 
Мифы и факты съезда 1884 года
 
Первый миф – Петербургский съезд состоялся в 1883 году.
 
Эта ошибка встречается даже в официальных документах. Так обер-прокурор Св.Синода Победоносцев в своем «Всеподданейшем отчете за 1888 и 1889 годы» (СПб, 1891, с.120) писал: «Попытки к объединению сектантства начались с 1883 года, когда по инициативе Пашкова и барона Корф, в СПб был устроен сектантами съезд».
 
Другой пример этой ошибки взят из евангельской печати. В письме от Совета Всероссийского Союза ЕХ съезду ЕХБ в СПб в 1910 году было указано, что первая попытка объединения была предпринята при покойном Пашкове в 1883 году («Утренняя звезда» (ред.-изд. И.С.Проханов), 03.09.1910, № 36; 06.12.1913, № 49).
 
Многие православные исследователи, видимо, копировали друг у друга эту же ошибку: она встречается у священника Рождественского; у СПб епархиального миссионера Д.И.Боголюбова (Кальнев, Русские сектанты, Одесса, 1911, с.95, 98, 100). Ее содержит журнал заседания Епархиального Миссионерского комитета от 19 января 1896 года (История евангельско-баптистского движения в Украине, с.252, 259).
 
Эта ошибка встречается даже у серьезных исследователей. Так американский ученый П.Стивс писал в 1976 году в своей докторской диссертации, что историк В.Гутше настаивает на 1883 годе, и, по мнению Гутше, Павлов и Корф были неправы, утверждая, что съезд состоялся в 1884 году. Хотя никаких аргументов в пользу 1883 года не приводится, Стивс заключает: «Ныне нет доказательств, чтобы решить этот вопрос».
 
Однако сегодня накоплено значительное количество первичных источников, неоспоримо датирующих съезд 1884 годом, и ни один первоисточник не подтверждает версию 1883 года (Записная книжка Павлова, процитированные выше письма Я.Делякова от 11.04.1884, В.Колодина от 26.04.1884 и др., «Дневник» госсекретаря А.А.Половцова и др.).
 
Поэтому то, что съезд имел место в 1884 году, является несомненным фактом.
 
 
Второй миф – 24 марта 1884 года Пашков предложил Корфу подписать письмо-воззвание к братьям России прибыть в СПб на съезд к 1 апреля.
 
Дату 24 марта называет Корф (с.180) и повторяют вслед за ним многие исследователи.
 
Сомнение автора заключалось в том, что даже при современных средствах транспорта и связи срок в одну неделю явно недостаточен, чтобы собрать столь представительный по географии участников съезд.
 
Отыскание дополнительных источников помогло разрешить этот вопрос. На самом деле документ был подписан на десять дней раньше 14 марта 1884 года. Эту дату удалось найти во «Всеподданейшем отчете обер-прокурора Св.Синода за 1884 год», с.216), и затем она нашла свое подтверждение в письме Ивана Ивановича Шаргаева от 2 апреля 1884 года, адресованном В.А.Пашкову. Этот приглашенный на съезд брат писал из села Кабаево Симбирской губернии:
 
«Письмо от 15 марта с приглашением, получено 26 марта. Не мог прибыть. Время уже короткое. Самое половодье» (АП, 2/2/576).
 
Таким образом, даже 17-дневного срока Шаргаеву оказалось недостаточно, а что тогда говорить о недельном сроке?!
 
Итак, на самом деле письмо было подписано Пашковым и Корфом 14 марта 1884 года и отправлено по почте на следующий день.
 
 
Третий миф – съезд собрал 300 или даже 400 участников.
 
Обер-прокурор Св.Синода Победоносцев в своем «Всеподданейшем отчете за 1888 и 1889 годы» (СПб, 1891, с.120) писал, что по приглашению Пашкова в СПб собралось до 300 выдающихся представителей штундизма, пашковщины, баптизма и молоканства. Некоторые историки называли 400 участников (Латимер, с.38; Мицкевич, с.104).
 
На самом деле, Павлов зафиксировал, что в разные дни было от 60 до 100 человек (Записная книжка Павлова). Корф писал о 70 участниках (Корф, с.181).
 
Эти оценки Корфа и Павлова заслуживают доверия.
 
 
Четвертый миф – съезд продолжался три или даже два дня.
 
Согласно воспоминаниям Корфа, первое собрание было в доме Пашкова на Выборгской стороне. Второй день прошел в доме княгини Ливен. На третий день никто из приезжих братьев не явился (Корф, с.181-184). У Софьи Ливен (стр. 57) указано даже два дня (прим. авт. – что справедливо, если на третий день заседание не состоялось из-за неявки участников).
 
Историки, писавшие о трех днях съезда, попали в ловушку воспоминаний Корфа, которые легко могут быть неверно поняты, если основываться исключительно на них (Стивс, с.27, и другие).
 
Исследователи, опиравшиеся на единственный доступный им первоисточник Записную книжку Павлова, писали о пяти днях съезда. Этот источник не вызывает ни у кого сомнения, поскольку содержит ежедневные дневниковые записи. Поскольку книжка была отобрана у Павлова при обыске во время первого задержания 5 апреля, то о дальнейших событиях мы узнаем из воспоминаний Павлова, а также писем Делякова и Колодина, выдержки из которых были приведены выше.
 
Согласно этим достоверным источникам, рассмотренным совместно, 5 апреля вечером иногородние делегаты были задержаны полицией, но на следующий день отпущены, что позволило участникам съезда провести еще одну встречу 6 апреля. Однако вечером того же дня последовало их новое задержание и 8 апреля принудительная высылка из столицы.
 
Таким образом, съезд продолжался с 1 по 6 апреля 1884 года.
 
 
Пятый миф – делегаты были арестованы и отправлены в Петропавловскую крепость.
 
Это особенно любимый миф евангельских историков. Он встречается едва ли не у всех, кто писал о Петербургском съезде (Латимер, с.39; Мицкевич, с.105; Логвиненко, с.54; Шендеровский, с.102; Попов, с.147; Коррадо, с.148; Кузнецова, с.208; Николс, с.123 и др.). Возможно, этот миф привлекателен тем, что Петропавловская крепость известна всем, и была тогда главной политической тюрьмой России.
 
На самом деле, как писали Павлов и Колодин, делегаты были препровождены в полицейский участок, а затем в Казанскую часть, находившуюся в доме № 28 по Офицерской улице (ныне улица Декабристов). Там находилось управление сыскной полиции Петербурга и кабинет ее начальника генерала И.Д.Путилина, лично решавшего, как поступить с задержанными участниками съезда (Павлов В. Воспоминания ссыльного, с.198; письмо Колодина Пашкову (АП, 2/2/596)).
 
 
Шестой миф – арестованным участникам съезда было предъявлено обвинение в антигосударственной деятельности, однако следствие и суд не смогли доказать истинность обвинения.
 
Такое утверждение сделано в официальном издании РСЕХБ: «Евангельские христиане-баптисты: 140 лет в России» (М., 2007, с.42).
 
На самом деле, как пишет Павлов: «В управлении сыскной полиции задержанные делегаты были допрошены, и им было приказано немедленно выехать из СПб» (Павлов //Беседа, октябрь 1890, № 5).
 
Таким образом, имело место не судебное, а административное решение о немедленном выезде иногородних делегатов из столицы, за точным исполнением которого проследила полиция.
 
 
Уроки съезда
 
Единство как единообразие или единство в многообразии? В.А.Пашков и позднее руководитель следующего поколения ЕХ И.С.Проханов мыслили единство в категории соединения, что позволяло разным союзам иметь общение и сотрудничество, при сохранении своеобразия (самобытности) каждого союза. Такое единство допускало богословские различия. ЕХ мыслили единство в многообразии, выражавшееся любимым Прохановым девизом: «В главном – единство, во второстепенном – свобода, во всем – любовь».
 
Баптисты не понимали такого подхода к единству. Они и на съезде 1884 года, и в последующие десятилетия (например, на съезде в 1920 г.) мыслили единство в категории слияния, то есть, в виде единого союза с единым центром и единым богословием. Баптисты мыслили единство как единообразие, и в силу этого по всем поднимавшимся вопросам подчеркивали свои отличия, настаивая на их обязательности для всех. При таком подходе было едва ли возможно найти общий знаменатель для всех групп верующих (Николс, с.122).
 
Идея объединения без достижения деноминационной однородности была слишком смелой и утопичной, по крайней мере для того времени. Доктринальные различия, которые Пашков рассматривал как второстепенные и незначительные, были весьма важными для других групп. Меннониты, молокане, баптисты и штундисты не могли прийти к согласию в теологическом плане (Кузнецова с.207).
 
Павлов, признавая, что помехой к осуществлению единства стала неуступчивая позиция баптистов, сам будучи баптистом, писал:
 
«Однако нельзя сказать, чтобы великие, благородные и истинно христианские усилия петербургских братьев к достижению единства между евангельскими христианами, пропали бесследно и даром; ибо хотя они не принесли желанного осязательного результата, но они заставили участников этой конференции более думать, желать и молиться об этом единстве. Нужно принять во внимание, что великие события совершаются не сразу, но подготовляются целым рядом причин, иногда невидимых и сокровенных для человеческого глаза, но, тем не менее, действительных, которые в руках Провидения служат к осуществлению Его намерений» («Беседа», октябрь 1890, № 5).
 
 
Любовь на деле. Огорчение из-за категоричной позиции баптистов едва ли было слабым, и могло восприниматься Пашковым и его окружением весьма болезненно. Однако, преодолевая чувство огорчения, пашковцы служили этим простым людям с великим радушием, исполняя завет Иоанна: «Дети мои! станем любить не словом или языком, но делом и истиною» (1Ин. 3:18). Именно поэтому у простодушных и искренних служителей юга России Петербургский съезд оставил яркий положительный след на всю жизнь.
 
Потерпев богословское тактическое поражение, пашковцы одержали духовную стратегическую победу. Единство братьев все же состоялось, но не организационное (в виде единого союза) или богословское (на платформе единого вероучения), как мыслилось, а фактическое духовное.
 
Это единство выразилось в том, что возникшие на съезде связи продолжали действовать. Об этом говорит переписка Пашкова с баптистами и штундистами, финансовая поддержка миссионеров, широкое хождение пашковских брошюр по всей России, поддержка гонимых братьев, ходатайства за них в органы власти. Богословские барьеры не стали помехой!
 
Это была именно духовная победа и хороший пример для наших дней. Ведь традиционно деятельность христиан осуществляется и замыкается внутри союзов, а другие союзы обычно не рассматриваются как партнеры (а порой и как братья)…
 
 
Отношение к власти. После съезда Пашков, граф Корф и княгиня Ливен проявили сознательное неповиновение власти, что стало их ответом на требование прекратить распространение Благой Вести Иисуса Христа.
 
На это требование Пашков ответил так: «Я мог бы еще отказаться от распространения брошюр, так как они являются результатом трудов обыкновенных смертных людей, и потому полезность их может быть оспорена в отдельных случаях. Отказаться же от распространения Евангелия, святого, божественного Евангелия, - это выше моих сил…» (Каретникова, с.45).
 
Пашковцы действовали, следуя примеру апостолов. Когда синедрион приказал Петру и Иоанну «не говорить и не учить о имени Иисуса», апостолы сказали в ответ: «Судите, справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога?» (Деян. 4:18, 19).
 
Однако во всём, что не шло в разрез с волей Божьей, пашковцы были сознательными законопослушными гражданами, повинующимися властям не из страха наказания, а по совести (Рим. 13:5).
 
 
Гонения. Извлекая урок из вмешательства властей в проведение съезда и изгнания Пашкова и Корфа из России, Проханов сказал: «Гонения есть удел всякого живого духовного движения» (Проханов И. С. Западное христианство: лекция, 1927).
 
 
Заключение
 
Духовное наследие Пашкова сильнее всего выразилось в концепции и жажде христианского единства. Это наследие продолжает влиять на современное евангельское христианство в России.
 
Оно цементирует Российский союз ЕХБ, помогая ему сохранять единство (прим. авт. – в данной статье мы не рассматриваем требующую отдельного серьезного разговора проблему раскола ЕХБ 1961 года).
 
Всероссийское Содружество ЕХ, соединившее десять объединений евангельских церквей (на 2011 год), прямо объявило свою преемственность с идеями и служением Пашкова и Проханова.
 
Трудно представить вне концепции христианского единства Консультативный Совет Глав Протестантских Церквей России (КСГПЦР). Он действует в стране с 2002 года как главный совещательный орган протестантских церквей России. Его основными задачами являются, координация совместной деятельности по установлению в обществе гражданского мира и согласия, выработка единой позиции во взаимоотношениях с государством и другими религиозными организациями, а также защита прав и свобод верующих (Декларация о создании КСГПЦР//www.g-protestant.com; 29.03.2014).
 
Регулярными формами межденоминационного сотрудничества стали такие значимые мероприятия как ежегодный фестиваль евангельской культуры «Крещенские вечера»; молитвенные завтраки с участием городской администрации и представителей церквей различных деноминаций; разнообразные христианские конференции и семинары (в том числе и научно-исторические).
 
 
Однако за последние 25 лет в России возникли многочисленные евангельские церкви и объединения новой формации, независимые от традиционных евангельских церквей со столетней и более историей. Думается, что наследие Пашкова может помочь «старому» и «новому» евангельскому христианству России запустить процесс их сближения в целях налаживания отношений и совместного служения на обширной российской Божьей ниве.
 
 
В заключение, дадим слово Василию Александровичу Пашкову. Наученный опытом СПб съезда, в июле 1888 года он пишет некому Порфирию:
 
«Общение между братьями необходимо для назидания их, расширения сердца и исправления слишком узких воззрений. Я долго ошибался, ища единства так сказать умозрительного, т.е. единства, состоящего в том, что одинаково понимаешь не только главные основания, но и второстепенные установления, указанные в Священном Писании; искал единства внешнего. Но я научился понимать, что единство истинное состоит исключительно в единстве духа, а это единство может быть и бывает часто между людьми, расходящимися в понимании многих мест Слова Божия. Те, которые воистину любят Господа и желают творить Его волю, те и едины с Ним и между собою» (Пузынин, 198).
 
 
 
 
Источники
 
Альманах по истории русского баптизма, вып. 2, СПб, Библия для всех, 2001.
 
Архив Пашкова (АП).
 
Братский вестник, 1955, № 1.
 
Валькевич В.А. Записка о пропаганде протестантских сект в России, в особенности на Кавказе, Тифлис, 1900, с.190-193.
 
Всеподданейший отчет обер-прокурора Св.Синода К.Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1884 год, СПб, 1886, с.214-217.
 
Всеподданейший отчет обер-прокурора Св.Синода К.Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1888 и 1889 годы», СПб, 1891, с.120.
 
Евангельские христиане-баптисты: 140 лет в России, М., РСЕХБ, 2007.
 
Зарождение церквей ЕХБ/ сост. И.П.Плетт, 2007, с.51-56.
 
История евангельско-баптистского (Е-Б) движения в Украине, Одесса, Богомыслие, 1998.
 
История ЕХБ в СССР, М., ВСЕХБ, 1989, с.98-100.
 
Кальнев М.А., Русские сектанты, Одесса, 1911.
 
Каретникова М.С.//Альманах по истории русского баптизма, вып. 2, с. 39-45.
 
Корабель А.И. Via sacra. Святой путь, СПб, Любавич, 2012, с.131-137.
 
Коррадо Ш. Философия служения полковника Пашкова, СПб, Библия для всех, 2005, с.146-148.
 
Корф М.М. Мои воспоминания//Каретникова М.С. 400 лет баптизма, СПб, Библия для всех, 2010, с.130-189.
 
Ливен С. Духовное пробуждение в России, Корнталь, Свет на Востоке, 1990.
 
Логвиненко В.Е. Столетие Первого объединенного съезда представителей евангельских течений в Санкт-Петербурге//Братский вестник, № 4, 1984, с.51-57.
 
Логвиненко В. Первый объединенный съезд представителей евангельских течений в Санкт-Петербурге//Гость, № 5, 2009, с.22-24.
 
Миссионерское обозрение, декабрь 1904, кн.1, с.1325.
 
Мицкевич А.И. История ЕХБ, М., РСЕХБ, 2007.
 
Павлов В.Г. Автобиография (написана в 1899 г.)//Братский вестник, № 3, 1945, с.30.
 
Павлов В.Г. Воспоминания ссыльного//Альманах по истории русского баптизма, вып. 1, с. 197-198.
 
Павлов В.Г. Записная книжка (ЗК)//Сведения о секте пашковцев, СПб, 1886, с.27-29.
 
Павлов В.Г. Правда о баптистах//Альманах по истории русского баптизма, вып. 1, с. 248-249.
 
Павлов В.Г.//Беседа, № 5, октябрь 1890.
 
Письмо В.Пашкова Я.Делякову. Ветошкино, 24.08.1882//Братский вестник, № 1, 1948.
 
Половцов А.А. Дневник государственного секретаря (в 2-х томах), 1966.
 
Попов В.А. Евангельские христиане-пашковцы//Богомыслие, № 7, 1998, с. 128-152.
 
Попов В.А. Стопы благовестника, СПб, Библия для всех, 1996, с.29-32.
 
Проханов И. С. Западное христианство: запись лекций, читанных И.С.Прохановым на Библейских курсах Ев.Хр. в 1926/27 уч.г. (весна 1927 г.).
 
Пузынин А. Традиция евангельских христиан, М, ББИ, 2010.
 
Рождественский Арсений, свящ. Южнорусский штундизм, СПб, 1889.
 
Савинский С.Н. История ЕХБ Украины, России, Белоруссии, том 1, СПб, Библия для всех, 1999, с.196-199.
 
Сведения о секте пашковцев, СПб, 1886.
 
Стивс П. Союз баптистов России, 1976, самиздат.
 
Хейер Э. Религиозный раскол в среде российских аристократов в 1860-1900 годы, М., Икар, 2002, с.144-148.
 
Шендеровский Л. Евангельские христиане, Торонто, 1980, с.99-103.
 
Эллис Д., Джонс Л.У. Другая революция, СПб, Вита Интернэшнл, 1999, с. 114-117.
 
Kuznetsova (Кузнецова) M.R. Early Russian Evangelicals (1874-1929), Pretoria, 2009, p.205-210.
 
Nichols (Николс) G. L. The Development of Russian Evangelical Spirituality, Eugene, Oregon, 2011.
 
 
Статья «Санкт-Петербургский съезд евангельских верующих 1884 года: мифы, факты, уроки» была опубликована в Материалах Научно-исторических конференций «Феномен российского протестантизма» (СПб.: Гамма, 2016. С. 92-113).


Комментариев нет


© "Страницы Истории" при любом использовании материала сайта активная ссылка на проект www.hecrus.ru обязательна
Будь в курсе наших новостей!
Назад к содержимому