Публикации - Петербург Eвангельский

Проект
"Страницы истории"
посвящён изучению истории
Евангельских христиан России
Перейти к контенту

Александра Ивановна Пейкер как благовестница для императорской фамилии

Петербург Eвангельский
Опубликовано вход История в лицах ·
Tags: ПейкерЧеркова
Александра Пейкер как благовестница для Императорской фамилии
 
Введение
 
Александра Ивановна Пейкер была выдающимся представителем евангельского движения в России. Это признавали не только единомышленники, но и противники. Так обер-прокурор Св. Синода К.П.Победоносцев в 1890 году в письме к министру внутренних дел И.Н.Дурново, сперва отметив активность сектантов на юге России, далее пишет:
 
 
Но едва ли еще не гибельнее, - особливо в Петербурге ревностное до страсти участие в Пашковской пропаганде женщин, - принадлежащих к высокопоставленному классу Петербургского общества, имеющих в нем сильные связи, обладающих значительными денежными средствами. Имена этих дам всем известны – Гр. Шувалова, Черткова, Кн. Голицына, Гагарина, Кн. Ливен, Г-жа Пейкер и др. (…) При пособии этих дам (…) пропаганда пашковского учения достигает ныне в Петербурге весьма опасных размеров[1].
 
 
Таким образом, главный гонитель евангельского христианства Победоносцев считал Пейкер одной из главных фигур в распространении евангельской веры в Петербурге. Это справедливо, поскольку она смело и небезуспешно проповедовала Евангелие самым разным слоям общества: рабочим, крестьянам, студентам, интеллигенции, аристократам и даже членам Российского Императорского Дома, о чем мало известно в евангельской историографии.
 
Надо полагать, последний момент особенно интересен и актуален, ибо самодержавие в российской исторической памяти тесно связано с православием. Не оспаривая этой парадигмы, наше исследование тем не менее ставит целью показать, что некоторые лица Императорской фамилии были по-своему восприимчивы к той проповеди, которая звучала в среде петербургских евангельских верующих и потому посещали евангельские собрания, которыми руководила А. Пейкер.
 
Первая часть статьи будет посвящена краткому изложению биографии Александры Ивановны Пейкер. Необходимость этого вытекает из того, что сведения о ней в евангельской историографии весьма фрагментарны. Во второй части статьи будет освещена тема, вынесенная в заголовок статьи.
 
 
Семья и молодые годы
 
Неизвестен точно год рождения Александры Пейкер: хотя имеется ссылка на 1854 год[2], но более надежен, на наш взгляд, источник, указывающий на 1856 или 1857 год[3].
 
Отец – Иван Иванович Пейкер, статский советник, был вице-губернатором в г.Вологде. Мать – Мария Григорьевна Пейкер получила прекрасное образование и провела молодость в большом свете[4]. Рано овдовев, она целиком посвятила себя христианскому социальному служению. В 1860-е годы оказывала горячую поддержку деятельности «Общества для распространения Священного Писания в России»[5]. В 1872 году она принимала участие во Всемирном тюремном конгрессе в Лондоне. Мария Пейкер была директрисой С.-Петербургского Дамского Комитета Общества Попечительного о тюрьмах, который по ее почину устроил в городе убежище для женщин, освобожденных из тюремного заключения[6].
 
Сказав два слова о родителях, перейдем к жизни нашей героини. Александра росла в деревне в отцовской усадьбе. Когда отец трагически погиб, купаясь в реке, мать с дочерью надолго уехали в Англию. В Лондоне Александра получила образование[7]. Там же мать и дочь сознательно обратились ко Христу, откликнувшись на проповедь знаменитого евангелиста Муди[8]. Вернувшись в Петербург, они нашли свою духовную семью в прекрасном доме Пашкова на Гагаринской набережной, ставшем центром евангельского служения в столице[9].
 
Александра обладала большими музыкальными способностями и прекрасным голосом. Первоначально она хотела получить оперное образование, но, став христианкой, посвятила свой талант прославлению Христа. Собрания в доме Пашкова сопровождались пением. Пейкер, проявив организаторскую энергию, организовала из молодых девиц женский хор, который составили три дочери Пашкова, три дочери министра юстиции графа Палена, две княжны Голицыны, графиня Шувалова и две сестры Козляниновы. Сама Пейкер аккомпанировала хору на фисгармонии, а также пела сольно. Репертуар хорового и общего пения составляли специально переведенные с английского языка песни, призывающие ко Христу[10]. Немка по отцу, выучившаяся в Англии, Пейкер прекрасно знала основные европейские языки и с успехом занималась переводом на русский язык западных евангельских песнопений и духовной литературы[11].
 
Мать Александры, Мария Пейкер в 1875 году начала издавать ежемесячный журнал «Русский рабочий», который, по словам графа Корфа, «издавался совершенно в евангельском смысле и для нашей работы был очень полезен»[12]. Александра помогала матери, журнал стал их общим делом. Писатель Лесков, поначалу критиковавший «Русский рабочий», затем изменил свою позицию и активно включился в его редактирование. Между писателем и семьей Пейкер возникли самые добрые отношения. В результате, когда в 1879 году Пейкеры уехали на лето в свое имение в село Ивановское, близ Череповца, туда же был взят погостить и сын Лескова – Андрей[13].
 
После кончины матери в 1881 году, издание «Русского рабочего» целиком легло на плечи Александры. Свой нелегкий труд она продолжала до конца 1886 года, изрядно подорвав свое здоровье. Весной 1887 года она какое-то время провела в Англии, где общалась с Пашковым, из-под пера которого в то время вышли строки:
 
 
У нас находится Ал. Ив. Пейкер. Здоровье ее было до того расстроено вследствие того, что она трудилась в служении Господу, не обращая внимания на телесную слабость – что доктора ее заставили выехать из России. Она должна удерживаться от всякого умственного труда, слава Богу, здоровье ее улучшается и может быть, укрепится настолько, что ей можно будет снова приняться за свое издание[14].
 
 
Однако издание журнала более не возобновилось. Что было главной причиной: цензурные препоны или расстроенное здоровье, сказать трудно.
 
 
Зрелые годы
 
У Александры Пейкер был дар благовестницы и учителя Библии, причем дар универсальный. Софья Ливен отмечает, что она трудилась «в самых разнообразных общественных слоях»[15].
 
Так, проживая летом в фамильном имении, Александра читала Евангелие крестьянам. Одна дама говорила о ней с восхищением:
 
 
Она ходила по избам, ходила в поле, где работали бабы. Жара страшная… а тут она является с книжками, с евангелием. Начинает читать, а они и слушать не хотят. «Поди ты, барыня, к Богу со своими книжками, - говорят, - нам и без тебя тошно»… Но она не смущалась этим и продолжала говорить о значении евангелия, о проповеди Христа, о любви. Мало-помалу к ней стали привыкать, стали слушать ее... Да и нельзя было не полюбить ее: я всю жизнь свою не встречала более чистого, более искреннего, более нравственного существа. Ею трудно было не увлечься. И красавица! – красавица с прелестным лицом и стройной, чрезвычайно изящной фигурой. Это что-то по истине высокое, идеальное…[16].
 
 
После знакомства с литературным портретом Александры, остается сожалеть, что не сохранились ее фотографии, кроме одной, в весьма преклонном уже возрасте[17].
 
Согласно Софье Ливен, после закрытия журнала "Русский рабочий" Пейкер посвятила себя преимущественно деятельности среди молодых девушек из интеллигентных кругов. Позже она часто помогала Павлу Николаевичу Николаи в его вечерних собраниях для студентов, объясняя им Слово Божие тепло, живо, ясно и оригинально. Павел Николаевич очень дорожил её сотрудничеством. Затем они начали работу и среди курсисток. Работа пошла успешно. Начались обращения. Одними из первых были три сестры Бреше, впоследствии много поработавшие для Господа. Молодые студентки очень ценили Александру Ивановну Пейкер, её способ изложения привлекал их внимание и побуждал задумываться над смыслом бытия, над вопросом, столь чуждым широким массам студенчества того времени[18].
 
В тяжелое время Первой русской революции Пейкер разослала многим христианам извещение, в котором призвала первые несколько дней 1906 года посвятить совместной молитве за Россию. Это благое начинание вызвало живой отклик. В помещении на Казанской ул., д. 2 были вознесены горячие молитвы об умиротворении России[19]. Не ограничившись этим, Александра написала и издала брошюру «Где помощь?»[20], в которой, отвечая на поставленный вопрос, призывала весь русский народ обратиться к Богу с покаянием, чтобы спасти Россию от наступившего хаоса[21].
 
Пейкер была признанным мастером устного перевода приезжавших из-за границы проповедников[22]. Делала она это профессионально не только в небольших помещениях для узкого круга слушателей, но и в огромных общественных залах. Именно ей доверили переводить лекции знаменитого Джона Мотта, руководителя Всемирной студенческой христианской федерации, состоявшиеся в большом зале Калашниковской биржи в 1909 г. Сохранилось свидетельство, что переводила она «точно и ясно»[23].
 
В конфессиональном отношении Пейкер была сторонницей открытого библейского христианства. Она не ограничивается трудом в среде евангельских христиан (пашковцев), к которому принадлежала. Ее можно было слышать произносящей проповедь в собрании баптистов у Фетлера, поющей и говорящей приветственное слово в собрании Армии Спасения[24] и т.д.
 
1910-е годы были заняты служением Пейкер в «Ольгином приюте», о чем будет сказано ниже. После революции 1917 года она какое-то время оставалась в России. В 1924 году, когда ей было около 70, ее музыкальное мастерство и исполнительское вдохновение по-прежнему производили потрясающее впечатление на тех, кто слушал ее пение и игру на фисгармонии в «Доме Евангелия» на Васильевском острове[25].
 
О последнем периоде ее жизни известно мало. В 1920-е годы уже немолодая, но «бодрая и по-прежнему живая», Пейкер уехала в Германию. Она проживала в Дрездене, где и отошла в вечность в возрасте 78 лет, 15 июля 1935 года[26].
 
Осветив биографию А.И.Пейкер, перейдем к заявленной теме.
 
 
Благовестница для Императорской фамилии
 
Софья Ливен особо отмечает один случай из духовной работы Александры Пейкер, когда Господь помог ей донести смысл Евангелия Великой Княгине Александре Иосифовне. Она была женой Константина Николаевича, второго сына Николая I. Пейкер «часто навещала в Мраморном Дворце Великую Княгиню, полную ропота на Бога за постигшую её слепоту. Великая Княгиня любила слушать пение Александры Ивановны, а потом стала охотно слушать чтение и объяснение Слова Божия, пока наконец, приняв Господа, она не познала мир и радость спасения»[27]. Вскоре 6 июля 1911 года Александра Иосифовна отошла в вечность на 81-м году жизни.
 
Посещение Мраморного Дворца позволило расширить круг знакомств Пейкер с членами Императорской фамилии. Среди них появились лица, проявившие интерес к тому, чтобы послушать проповедь Евангелия из ее уст и даже принять участие в евангельских собраниях. Об этом повествует документ, в котором Петербургский градоначальник 19 марта 1914 года сообщает Директору Департамента Полиции следующее:
 
 
Уведомляю Ваше Превосходительство, что как удалось установить по произведенному расследованию в д. № 14 по Спасской ул., принадлежащем фрейлине ВЫСОЧАЙШАГО Двора Вере Борисовне Перовской, действительно по вторникам с 8 часов вечера происходят беседы, под руководством дочери статского советника Александры Ивановны Пейкер, на каковые беседы приезжают преимущественно дамы высшего аристократического общества, в числе которых бывают также ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЫСОЧЕСТВО Великая Княгиня Елизавета Маврикиевна, камер-фрейлина ВЫСОЧАЙШАГО Двора г-жа Озерова, фрейлина Перовская, княгиня Ливен, г-жа Черткова, священник Смольного монастыря Егоров, известный проповедник и наставник секты «баптистов» Фетлер. На этих беседах бывала также, когда гостила в С.-Петербурге, и ЕЯ ВЕЛИЧЕСТВО Греческая Королева Ольга Константиновна и много других высокопоставленных лиц. На этих беседах не возбраняется принимать участие и всем желающим. Принимающие участие в этих беседах называют себя евангелическими христианами[28].
 
 
Из этого документа следует, что восприимчивой к евангельской проповеди оказалась царская ветвь Константиновичей, к которой принадлежал внук Николая I, Великий Князь Константин Константинович, хорошо известный как поэт, писавший под псевдонимом «К.Р.». У нас нет сведений, что сам он посещал евангельские собрания, но это делали его жена Елизавета Маврикиевна, его родная сестра Греческая Королева Ольга Константиновна, а его мать Александра Иосифовна, как было сказано, примирилась с Господом через благовестие Александры Пейкер.
 
Таким образом, нами документально установлено, что накануне Первой мировой войны на собрания евангельских христиан, руководимых Пейкер и проходивших в центре Петербурга, в Литейной части, по адресу: Спасская (ныне Рылеева), дом 14, съезжались представители высшей аристократии, придворные и члены царской семьи. Проповедовали на этих собраниях как сама Пейкер, так и приглашавшийся наставник баптистов Вильгельм Фетлер. Небольшая заметка под названием «Новая аристократическая секта», появившаяся в газете «День» 3 января 1914 года, наглядно передает обстановку этих собраний:
 
 
Для молитвенных собраний отведен обширный аристократический кабинет, стены которого почти сплошь увешаны картинами, фотографическими карточками, надписями с изречениями из Библии. В переднем углу – столик-кафедра, по кабинету в разных местах около кушеток, диванов, кресел, и групп стульев, расставлены столики, на одном из которых лежит несколько экземпляров запасных Библий для приходящих. К назначенному часу кабинет наполняют дамы, барышни, молодые люди, - военные и статские - все без исключения принадлежащие к аристократическому кругу. В руках у многих портфели с Библией и тетрадью для заметок. Собрание открывается молитвой и состоит из проповедей. Молятся новые сектанты, не вставая и не преклоняя колен. Проповеди и молитвы читает, сидя, дама-проповедница. Говорит она без обычных проповеднических приемов и жестов. В основе учения новых сектантов лежит принцип оправдания верой в Голгофскую жертву Христа и в Божественность Иисуса Христа[29].
 
 
Можно определенно сказать, что главными виновницами этих уникальных собраний были две дамы: графиня Вера Борисовна Перовская и Александра Ивановна Пейкер. Дом 14 по Спасской улице принадлежал Перовской[30], а Пейкер квартировала в нем[31]. В квартире Пейкер и происходили эти собрания[32]. Кроме того, дом использовался этими двумя дамами не только для благовестия, но и для дел милосердия. Перовская содержала в нем «Ольгин приют для больных» – небольшую лечебницу на 18 кроватей для бедных женщин и детей (о причине такого названия скажем ниже). В приюте осуществлялось бесплатное лечение от всех болезней, кроме заразных[33]. Перовская являлась его заведующей, а Пейкер – «надзирательницей»[34].
 
 
Графиня Вера Борисовна Перовская
 
Сотрудничество Веры Перовской и Александры Пейкер не было случайным. Их связывала многолетняя дружба. У Веры и Александры было много общего: ровесницы (Перовская родилась в 1856 г.), обе не были замужем (возможно, это был их сознательный выбор ради посвящения себя Господу), они замечательно дополняли друг друга в служении людям. Перовская была хорошо материально обеспечена, а Пейкер богата духовными дарами и умела поддержать свою подругу в вопросах веры.
 
Когда преждевременно ушла из жизни родная сестра Веры Перовской – Ольга (1853-1898), то Пейкер всей душой старалась помочь Вере справиться с горем. Она писала ей письма, в которых заметно желание привести Перовскую к более близким отношениям с Богом, Который один только может утешить человеческое горе по-настоящему. Так 6 августа 1898 года Пейкер пишет:
 
 
Верочка, моя милая, родная, благодарю тебя, что ты такая добрая, ласковая. Целую и люблю тебя всем сердцем. Твое письмо прямо влилось в него теплой струей, и мне так захотелось тебя сейчас же обнять, – мою дорогую Ольгину Капельку! Как я рада, что ты увидела об ней такой отрадный сон, – и опять она радость высказала! Надеюсь тебя видеть в Суб. Всегда чувствую моя душечка, как постоянно и глубоко твое без нее одиночество, – но верю, что Господь непрестанно будет восполнять всякую нужду твою во все дни жизни твоей, пока ты свидишься с нею на небесах, – т.е. даст тебе час за часом силу и бодрость служить Ему и тем, кого Он даст тебе и будет утешать тебя Сам.  Наш больной слабеет, но душа его все более и более просит духовной пищи, и он просит: «Говорите мне о Божией любви, – не говорите о земном, мне земного не нужно». До свиданья»[35].
 
 
В последующие годы Перовскую и Пейкер связывали не только дружеские отношения, но и совместное служение в доме Перовской. Вместе они организовали и вели благотворительный «Ольгин приют» для лечения бедных женщин и детей, названный в память Ольги Перовской, вместе проводили евангельские собрания, участниками которых стали члены Императорской фамилии.
 
Пришло время сказать, что же было дальше. Когда эти собрания привлекли внимание прессы и правительства, собрать информацию о них был послан чиновник особых поручений С. Бондарь. В своем донесении Директору Департамента Духовных Дел МВД от 11 декабря 1914 года, он сообщал:
 
 
Согласно приказанию Вашего Превосходительства, я был в д. № 14 по Спасской улице. По словам жены дворника этого дома, здесь в прошлом году происходили собрания для чтения Слова Божия. Собрания предназначались для желающих и происходили еженедельно по вторникам вечером, в квартире г-жи Пейкер. Нередко эти собрания были «благословенны» /многолюдны/. В настоящее время в квартире г-жи Пейкер собраний не бывает; по словам жены дворника, г-жа Пейкер занята в настоящее время «работой Божией» в лазарете для раненых воинов в Лесном. (…) Из этого разговора я вынес полное убеждение, что собрания, происходившие в прошлом году в квартире г-жи Пейкер, имели специфический сектантский /баптистский или евангельско-христианский/ характер[36].
 
 
Этот документ говорит не только о характере собраний и их прекращении в 1914 году, но и о начале нового этапа совместного служения Перовской и Пейкер.
 
 
В годы Первой Мировой войны
 
Еще в октябре 1913 года «Ольгин приют» был переведен из центра Петербурга в Лесной, где для него было специально построено на деньги Перовской новое красивое здание[37]. Там в лучших условиях продолжалось бесплатное лечение женщин и детей. По свидетельству Софьи Ливен, больница в Лесном была основана Перовской под непосредственным влиянием Александры Пейкер, которая «всегда умела отыскивать калек и отчаявшихся в жизни людей, а также людей бедных и несчастных, которых она устраивала в эту больницу»[38].
 
Когда вскоре началась Первая мировая война, приют был перепрофилирован и стал лазаретом Красного Креста для раненых нижних чинов на 75 коек. Он также содержался на средства Перовской, которая работала в нем палатной сестрой милосердия, имея сестринский опыт еще с 1905 года[39].  
 
Как и прежнее служение на Спасской улице, лазарет стал объектом полицейского наблюдения. В письме Петроградского Градоначальника в Департамент Духовных Дел Иностранных Исповеданий говорится:
 
 
В районе Лесного участка, по Ново-Спасской улице в д. № 5, принадлежащем графине Вере Борисовне Перовской, помещается лазарет для раненых воинов, в котором в настоящее время находится на излечении около 50 человек раненых, исключительно нижних чинов. В этом лазарете устраиваются негласным образом молитвенные собрания в духе вероучения секты баптистов. Участниками означенных собраний являются служащие лазарета, коих около 30 человек, и раненые воинские нижние чины. (…) Собрания происходят ежедневно утром и вечером и сопровождаются пением сектантских молитв под аккомпанемент фисгармонии, произнесением проповедей по баптизму и раздачей присутствующим сектантских брошюр духовного содержания. Руководительницей и проповедницей на собраниях является заведывающая (так) хозяйственной частью лазарета и штатом служащих в нем некая Александра Ивановна Пейкер, пользующаяся особым доверием графини Перовской[40].
 
 
Несмотря на осведомленность высоких властей о «сектантской пропаганде» среди раненых, лазарет в здании «Ольгина приюта» просуществовал вплоть до весны 1918 года. После того, как к власти пришли большевики, лазарет был закрыт из-за недостатка средств, а здание бывшая владелица вынуждена была передать Губздравотделу. Бывшая графиня доживала свои последние годы в нищете, распродавая фамильные ценности. Скончалась Перовская в Ленинграде в 1931 году[41].
 
 
Проханов и Великая Княгиня Ольга Константиновна
 
Контакты с Императорской фамилией имел также председатель Всероссийского союза евангельских христиан Иван Проханов. В августе 1916 года, после административного закрытия газеты «Утренняя звезда» и журнала «Христианин», Проханов ходатайствовал перед властями о разрешении возобновить их издание. Он мотивировал это тем, что и газета, и журнал носили патриотический характер и служили только на благо воюющей России. В качестве примера Проханов привел случай, когда он лично в мае 1915 года доставил Ее Величеству Королеве Эллинов и Великой Княгине Ольге Константиновне сто тысяч отдельных евангелий и более 2 миллионов листков с псалмами, из библии синодального издания, для даровой раздачи воинам. Проханов подчеркивал, что всё это огромное количество изданий было приобретено на средства, собранные среди читателей и друзей газеты «Утренняя звезда»[42].
 
Поскольку власти в годы войны сильно препятствовали общению евангельских христиан с ранеными, Проханов искал обходные пути для благовестия. Когда с началом войны Ольга Константиновна приехала в Россию, чтобы работать в госпиталях, Проханов, пользуясь ее благорасположением, передал ей для раздачи раненым большое количество печатного Слова Божьего. Напомним, что это всё та же Ольга Константиновна, внучка Николая I, Великая Княгиня и Греческая Королева, которая слушала проповеди Александры Пейкер в собраниях на Спасской улице.
 
 
Заключение
 
Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы.
 
Во-первых, собраны воедино биографические сведения о замечательной проповеднице Евангелия, учителе Библии, переводчице, издателе, певице Александре Ивановне Пейкер (1850-е – 1935), которая благодаря особому дару успешно трудилась во всех слоях российского общества.
 
Во-вторых, документально установлено, что в 1913-1914 годах на собрания евангельских христиан, руководимых Пейкер, проходивших в центре Петербурга по адресу: Спасская (ныне Рылеева) улица, в доме 14, принадлежавшем графине Перовской, съезжались представители высшей аристократии, придворные и члены царской семьи. Проповедовали на этих собраниях как сама Пейкер, так и приглашавшийся наставник баптистов Вильгельм Фетлер.
 
В-третьих, Иван Проханов в годы Первой мировой войны взаимодействовал в деле распространения печатного Слова Божьего среди раненых в госпиталях с Великой Княгиней и Греческой Королевой Ольгой Константиновной.
 
В заключение скажем, что целесообразно, чтобы данное направление исследований было продолжено. Предпосылкой к этому служит то, что немало петербургских евангельских христиан (пашковцев) были людьми высшего сословия, приближенными к Императорскому двору (например, известно, что Е.И.Черткова была в близких отношениях с императрицей Марией Федоровной). Поскольку евангельская историография знает об этом мало, дальнейшее исследование темы отношений пашковцев и императорской фамилии, и как эти отношения влияли на развитие евангельского движения в России, представляет значительный исторический интерес.
 
 
Библиография
 
Архивные источники
 
Письмо Пашкова Делякову от 22.05.1887. Библиотека Бирмингемского Университета. Архив Пашкова. 2/1/d/64.
 
РГИА. Ф.797. Оп.60 (II отд., 3 ст.). Д.135.
 
РГИА. Ф.821. Оп. 133. Д.195.
 
РГИА. Ф.821. Оп.133. Д.285.
 
РГИА. Ф.1021. Оп.2. Д.111.
 
РГИА. Ф.1021. Оп.2. Д.113.
 
 
Литература
 
Астафьев, Н.А. Общество для распространения Священного Писания в России (1863-1893). СПб.: 1895.
 
Весь Петербург на 1913 год: Адресная и справочная книга на 1913 год. СПб.: Изд. Т-ва А.С.Суворина – «Новое Время».
 
Где помощь? Лодзь: Книжный магазин К. Прохазка, 1906.
 
Глезеров, С.Е. Лесной, Гражданка, Ручьи, Удельная… М.: Центрполиграф, 2007.
 
Грачев, Юрий. Студенческие годы. СПб.: Библия для всех, 1997.
 
Грекова, Т.И., и Ю.П.Голиков. Медицинский Петербург. СПб.: Фолио-пресс, 2001.
 
Двинская, Агния. «На новом призывном собрании у столичных пашковцев.» Миссионерское обозрение (апрель 1899):462-468.
 
Каретникова, М.С. 400 лет баптизма. СПб.: Библия для всех, 2010.
 
Корабель, А.И. Via sacra. Святой путь. СПб.: Любавич, 2012.
 
Кузнецова, Мирья. «Александра Пейкер – оперная певица и подвижница.» Мария, №2 (2014):14-17.
 
Лесков, А. Н. Жизнь Николая Лескова. М.: Гос. издательство художественной литературы, 1954.
 
Лесков, Николай. «Некролог.» Новое время, №1798 (01.03.1881):4.
 
Ливен, Софья. Духовное пробуждение в России. Корнталь: Свет на Востоке, 1990.
 
Никитин, В.Н. Тюрьма и ссылка. СПб.: Типография Г. Шпарварт, 1880.
 
«Новая аристократическая секта.» День, № 2 (444) (03.01.1914):5.
 
«Петербург.» Братский листок, № 2 (Февраль 1906): 1.
 
Попов, Владимир. Мать и дочь Пейкеры: высокий дух благочестия. Сестра, № 1(35) (2009):22-23.
 
Пругавин, А. «Пашковцы.» Русская мысль, кн.5 (Май 1884):336-350.
 
Пузынин, А. Традиция евангельских христиан. М.: ББИ, 2010.
 
Толстой, Лев. Полное собрание сочинений в 90 томах. Том 85. М.: Художественная литература, 1935.
 
Севастьянов, С. Мои воспоминания (1924-1937). Машинопись, 1980.
 
Brandenburg, H. Christen im Schatten der Macht. Wuppertal: R. Brockhaus verlag, 1974.
 

 
   
 
[1] Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф.797. Оп.60 (II отд., 3 ст.). Д.135. Л.3-4.
 
 
 
[2] Лев Толстой, Полн.собр.соч. Т.85. (М.: Художественная литература, 1935), 120.
 
 
 
[3] Верность. 1935. № 10-12 // Цит.по: Анатолий Корабель, Via sacra. Святой путь (СПб.: Любавич, 2012), 83.
 
 
 
[4] Анатолий Корабель, Via sacra. Святой путь (СПб.: Любавич, 2012), 75.
 
 
 
[5] Николай Астафьев, Общество для распространения Св. Писания в России (1863-1893) (СПб.: 1895), 32, 271.
 
 
 
[6] Некролог // Новое время. №1798. 01.03.1881; Никитин В.Н. Тюрьма и ссылка. – СПб.: 1880. С.665-666.
 
 
 
[7] Русская мысль. Май 1884. Кн. 5. С.345; Мария. 2014. № 2. С.15.
 
 
 
[8] Пузынин А. Традиция евангельских христиан. – М.: ББИ, 2010. С. 138; Ливен С. Духовное пробуждение в России. – Корнталь: Свет на Востоке, 1990. С. 33.
 
 
 
[9] Ливен. С.17-18; Корабель. С.75
 
 
 
[10] Brandenburg H. Christen im Schatten der Macht. – Wuppertal: R. Brockhaus verlag, 1974; Ливен. С.17-18, 113-114.
 
 
 
[11] Brandenburg H.; Сестра. 2009. №35, 2009.
 
 
 
[12] Каретникова М.С. 400 лет баптизма. – СПб.: Библия для всех, 2010. С.173.
 
 
 
[13] Лесков А. Н. Жизнь Николая Лескова. – М.: Гос. издательство художественной литературы, 1954. С. 341-342.
 
 
 
[14] Письмо Пашкова Делякову от 22.05.1887 // Архив Пашкова, 2/1/d/64.
 
 
 
[15] Ливен. С.72.
 
 
 
[16] Пругавин А. Пашковцы // Русская мысль. Май 1884. Кн. 5. С.345-346.
 
 
 
[17] Грачев Ю. Студенческие годы. – СПб.: Библия для всех, 1997. С. 401.
 
 
 
[18] Ливен. С.72-73, 119-120.
 
 
 
[19] Братский листок. 1906. № 2. С.1.
 
 
 
[20] Лодзь: Книжный магазин К. Прохазка, 1906.
 
 
 
[21] Хотя в брошюре автор не указан, но об авторстве Пейкер сказано в «Братском листке» за 1906 год, №1, с.8
 
 
 
[22] Миссионерское обозрение. 1899. Апрель. С.465.
 
 
 
[23] Грачев. С.97, 105.
 
 
 
[24] Корабель. С. 82.
 
 
 
[25] Севастьянов С. Мои воспоминания (1924-1937). Машинопись, 1980. С.14-15 // Архив автора.
 
 
 
[26] Верность. 1935. № 10-12 // Цит.по: А.И.Корабель. С.83.
 
 
 
[27] Ливен. С.73.
 
 
 
[28] РГИА. Ф.821. Оп. 133. Д.195. Л.177 с об.
 
 
 
[29] День. № 2 (444). 03.01.1914. С.5.
 
 
 
[30] Весь Петербург на 1913 год: Адресная и справочная книга. IV отдел. С. 364-365.
 
 
 
[31] Там же. III отдел. С.482.
 
 
 
[32] РГИА. Ф.821. Оп. 133. Д.195. Л.184 с об.
 
 
 
[33] Весь Петербург на 1908 год: Адресная и справочная книга. I отдел. С. 607.
 
 
 
[34] Глезеров С.Е. Лесной, Гражданка, Ручьи, Удельная… – М.: Центрполиграф, 2007. С. 142.
 
 
 
[35] РГИА. Ф.1021. Оп.2. Д.111. Л.2.
 
 
 
[36] РГИА. Ф.821. Оп. 133. Д.195. Л.184 с об.
 
 
 
[37] РГИА. Ф.1021. Оп.2. Д.113. Л.75-77.
 
 
 
[38] Ливен. С.72; Глезеров. С. 142-143.
 
 
 
[39] Глезеров. С. 143-144.
 
 
 
[40] РГИА. Ф.821. Оп. 133. Д.195. Л.182 с об.
 
 
 
[41] Глезеров. С. 144-145; Грекова Т.И., Голиков Ю.П. Медицинский Петербург. – СПб.: Фолио-пресс, 2001. С. 267-268.
 
 
 
[42] РГИА. Ф.821. Оп.133. Д.285. Л.176-177.
 
 


Комментариев нет


© "Страницы Истории" при любом использовании материала сайта активная ссылка на проект www.hecrus.ru обязательна
Будь в курсе наших новостей!
Назад к содержимому